info@rgo-etnomir.ru
+ 7 (927) 289-71-52
Задать вопрос

О полевом этапе исследований жизни соотечественников в Бишкеке (Киргизия)

Наше знакомство со столицей Киргизии мы начали с контактов с журналистом. Впрочем, Светлана Валентиновна Лаптева, помимо обязанностей обозревателя газеты «Вечерний Бишкек», активно исполняет обязанности и члена городского совета российских соотечественников в Кыргызстане (именно так жители Киргизии именуют свою республику сегодня).С ней мы встретились в холле гостиницы «Горы Азии-1», где сами остановились…


- Я родилась в Бишкеке, причем тут рядом, на ул. Московской. Мама - учитель русского языка, она получила образование в Самарканде в учительском институте, преподавала затем русский язык на узбекском языке. Методика была раньше настолько продумана, и преподаватели были профессиональные, что позволяло выпускницам после 4-х лет обучения направлять их в сельские школы. Дети изучали, им трудно было, но русский язык именно они «принесли» туда. Папа тоже был учителем, мне было 14 лет, когда его не стало. Он преподавал физкультуру, был мастером спорта по легкой атлетике. Первый раз написала статью в 3 классе, и это было вполне естественно. В школе сочинения писала, исследованиями занималась. Ещё ведь я искала деда с 8 класса. Я тогда была комсоргом, командиром батальона «Орлёнка». Мы знали, где он погиб, но не было никаких документов об этом. Мы окончили школу в 1987 году, и тут всё развалилось. Собственно говоря, это была уже другая страна. Понятно, что с 1991го года это оформилось юридически, но уже даже после 1987 года всё изменилось. В 1996 году поступила в Санкт-Петербургский вуз, и уже после его окончания работала и училась заочно по специальности «журналистика». Собиралась, конечно, писать, и всю жизнь работать журналистом. Работала я и в «Учительской газете», а после окончания первого курса вернулась, а мне говорят – извините, русскую газету мы закрыли. Таким образом я осталась без работы, уехала в Россию к родственникам в Воскресенск. Потом вернулась снова сюда, к маме, ещё и бабушка была жива. Совсем же отсюда уезжать я и не собиралась, ведь уже привыкла к Бишкеку, - рядом с мечетью здесь родилась, жила всю жизнь. Если нахожусь в России, то мне не хватает там гор и рек, ведь я их воспринимаю как свои родные. А журналистика – это профессия универсальная, - журналист, как космонавт, - приходит, изучает ситуацию и все проблемы. Когда ты пишешь, и все остается по-прежнему, проблема не решается, то ты ищешь ответы на какие-то вопросы, и пытаешься сам разрешить ситуацию. Поэтому мне очень нравится писать репортажи, материалы на темы религии, с изучением самих этих вопросов по истории религии. Недавно у нас создан межконфессиональный совет, представители разных религий пытаются найти общий язык, хотя и проблемы у нас случаются. Например, человека захоронили, а он перешел в другую веру из ислама в православие, местные жители не давали его захоронить там, и подобные этому ситуационные вопросы. Поэтому нам очень важно здесь учиться понимать друг друга, слышать всех. Сейчас самое главное для русскоязычных наших соотечественников – вернуть к себе уважение. И это начинается как раз с кладбищ. Состояние их весьма неухоженное, ведь многие уехали, и если вы их посетите, то увидите много заброшенных могил. А это же неуважение к памяти своих родственников. Кто это должен делать, государство? Да и нет. Должна же быть ответственность и за сохранение русского языка здесь, в Кыргызстане, и за сохранение культуры, и за сохранение идентичности своей.

…Интересной получилась у нас и беседа, состоявшаяся на следующий день в Представительстве «Россотрудничества» с Ириной Григорьевной Царёвой, заместителем руководителя представительства в Киргизской республике. С 2006го по 2018 год она работала в «Россотрудничестве» на Украине, сначала заместителем руководителя в Киеве, а потом возглавляла его в Одессе. Поэтому прошла все «майданы», и 23 марта 2018 года была выслана с территории Украины персоной «нон грата» в составе ещё 13 дипломатов. После этого была командирована в Бишкек…

- Да, но разница, всё-таки, здесь чувствуется. Ведь город этот исторический, но, с другой стороны, он получил малое развитие в 90-е годы. Поэтому отличие с европейскими, и даже крупными азиатскими странами ощущается. Нехватка культурных событий налицо, мне здесь этого очень не хватает. Поэтому мы как-то пытаемся это восполнить нашими ресурсами, - если сюда приезжают наши артисты, то работают бесплатно. И мы иногда арендуем площадку оперного театра или Бишкекской филармонии, где проводим крупные мероприятия, и залы там всегда полны зрителей. Очень не хватает нам здесь русской культуры, выступлений хороших артистов, и в классической музыке, и в современной, выставок. Здесь это необходимо делать в плане представления русской культуры. Но когда кто-то приезжает из России, залы набиты практически битком, хотя билеты меньше 4 тысяч сомов (а это практически 4 тыс. рублей) на подобные мероприятия не бывают. Хочу отметить, что положительным моментом сыграл и недавний визит Владимира Путина на встрече президентов. После него наблюдается большой энтузиазм и подъем со стороны наших киргизских братьев, потому что очень большой приток сейчас всевозможных структур, которые приходят к нам в «Россотрудничество», что-то предлагают, и даже со стороны местных властей. Надо верить в лучшее, быть позитивными всегда, взаимно изучать русскую и киргизскую культуру, они нашу, мы - их, это путь к общему созиданию.

…Итак, уже после задетых в наших беседах тем и проблем, у читателя, думаем, создалось определенное мнение о жизни русскоязычного населения в Киргизии. Ну, а как же чувствуют себя здесь представители православного духовенства? В здании Бишкекской Епархии мы встретились с епископом Бишкекским и Кыргызстанским – Владыкой Даниилом…

- Киргизы по менталитету очень близки к русским. Казахи же несколько высокомерны. Конечно, да, православная церковь для русскоязычного населения здесь является основным островком. Все храмы наши, святыни. Они - для них. Почему здесь народу так много в храмах? Например, в России днем или вечером стояло бы по полутысячи человек? Нет, это нереально, - 20-30 человек, в самой Москве даже. Вот вечером на службах вообще практически никого нет. Это поверьте, даже в храме Христа Спасителя, если, конечно, это не особенная служба. Ведь обычно службы начинают в субботу вечером. Здесь такого нет, потому что здесь для людей храм – это святое место! Да, они приходят и получают отдушину. У нас в Среднеазиатский Митрополий округ входит 4 страны: Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан. Казахстан считался всегда отдельно, потому что у них своя Митрополия создана. А вот здесь всегда был отдельный уголок, - сюда и в царское время, и в советское кого-то ссылали. В основном, тех, кому угрожала голодная смерть или арест. Они сюда бежали. Хлебный край - не только Ташкент. Здесь советская власть не так жестко действовала, потому что тут всегда было захолустье. Жили спокойно, более или менее, и люди, которые приехали и живут, в основном, все наследники, - либо переселенцы, либо кто-то бежал от репрессий. Здесь больше всех приходов, их у нас 59. Это - не считая часов. У нас больше всех духовенства, - примерно 60 человек. Потому что священники еще служат и в деревнях. В нашем округе полно деревень, в которых малочисленно, и приход тяжело осуществлять, конечно. Но, по крайней мере, батюшки туда приезжают на праздники, и народ собирается. Какая-то часть постоянно здесь, в центральном храме служит, потому что народу больше. В районных центрах тоже служат священники, например, в Караколе.

…Побывали мы и в уникальном Киргизско-славянском университете имени Бориса Ельцина. Здесь был подписан договор о сотрудничестве вузов КРСУ и Пензенского государственного университета. А на встрече с руководством вуза его ректор Владимир Иванович Нифадьев рассказал о его истории и коснулся нынешних проблем…

- Конечно же, вуз наш молодой, т.к. ему только 25 лет. Когда мы его создавали его, у нас практически ничего здесь не было. Это здание принадлежало раньше Дому офицеров. Когда сюда пришли мы, 6 человек, тут не было ни парт, ни досок, ни отдела бухгалтерии, ни планового отдела - никакой структуры вообще. Но за эти 25 лет мы построили классический университет. У нас семь факультетов. Остепененность нашего университета - 65%. В нем работает 420 кандидатов наук и 160 докторов наук. У нас девять тысяч студентов, пятнадцать диссертационных советов, один НУП. Раньше их было восемь (через ВАК России), но в связи с реорганизацией остался один, а остальные уже действуют через ВАК Киргизии. При университете четыре научно-исследовательских института. Мы закупили оборудование по 3D-технологиям. Думаю, еще ни один университет в Средней Азии такого не имеет. За эти 25 лет Путин дважды объявлял благодарность славянскому университету. В 2018 году Киргизия наградила университет Орденом Дружбы. Поэтому мы - орденоносный университет. А вот в остальном… все плохо: денег нет, живем-перебиваемся. Одни проблемы. В сравнении с вами, наша сложность связана вот с чем: рецензирование и аккредитацию проводит Россия и Киргизия. Нас замучили бумагами, мы просто воем. Нам не дают работать. А попробуй не подпиши бумаги, или не получи лицензию с той или с другой стороны. Мы выдаем сразу два диплома: киргизского образца и российского. Каждый выпускник славянского университета получает два диплома. В этом уникальность нашего вуза. Работаем по стандарту Российской Федерации и по национальному компоненту. Это философия, история Киргизии, киргизский язык, манасоведение.

… Будем надеяться, что договор о сотрудничестве двух вузов – российского и киргизского – принесет свои плоды. А вот в отношении сотрудничества РГО и Кыргызского географического общества есть свои сложности. Ведь, по сути, КГО «рулит» лишь один человек, но большой энтузиаст своего дела - Саламат Кулембекович Аламанов, заведующий отделом географии, профессор НИЦ экологии и окружающей среды Центральной Азии, президент Кыргызского географического общества.С ним мы встретились в бишкекском институте географии…

- Получается, что сейчас всё держится только на ваших плечах?
- Да, получается так, но бросить это дело не позволяет совесть. Так вот и живем, но, тем не менее, поддерживаем письменные отношения с Русским географическим обществом, помогаем в организации экспедиций. Работают и совместные конференции в вузах. Да, но надежда есть, - все говорят, что надо держаться. Поэтому пока мы будем находиться в ожидании. Пока здесь сижу, и всё варится в собственном соку… Сейчас готовим новые учебники для вузов, там я тоже написал свой раздел по гидрологии и водным ресурсам. Надо сказать, что географию везде сужают по часам преподавания, вытесняют, на мой взгляд, какими-то конъюнктурными предметами. Но то, что мы в этом году смогли добиться включения географии Кыргызстана во все учебные планы абсолютно всех специальностей, - это настоящее достижение. Потому что до этого изучали историю и русский язык как обязательные предметы, а землю, на которой этот народ живет, вообще не изучали. В целом представление о географии нашей страны очень слабое, часто с этим сталкиваюсь, когда выезжаю по городам республики. Дети имеют представление только о селе, в котором живут, а дальше – сколько областей у нас, какие, - с этим уже гораздо хуже. Люди приходят подчас в вузы, и уже даже студенты-международники, без пяти минут выпускники, политическую географию мира абсолютно не знают, вот что удивительно. Я ж там как раз веду занятия на 4м курсе. Спрашиваю их – ребята, как на вас надеяться с таким уровнем знаний?! Такая ситуация с географическим образованием у нас, да и не только с ним, все дисциплины на подобном уровне. А когда ещё в советские времена из сельской школы в МГУ приехал, то не чувствовал, что москвичи, например, больше знают, чем я. Просто у нас были сильные преподаватели в школе. Что интересно, Англия сейчас хочет внедрять именно советскую систему, когда нам давали знания, а не суррогат этих знаний.

…Тут есть о чем задуматься, не так ли? А в последний день нашего пребывания в Бишкеке мы вновь побывали в Представительстве «Россотрудничества» в Республике Кыргызстан. Здесь состоялся наш совместный концерт с участием местных самодеятельных коллективов и участников нашей экспедиции. В этот день мы встретились с начальником отдела культурных проектов и массовых мероприятий российского центра науки и культуры, Заслуженным артистом Кыргызской республики Игорем Станиславовичем Воронцовым…

- На самом деле я коренной уроженец города Фрунзе, родился здесь в 1976 году. Мой папа родом из России, из города Сыктывкар Коми АССР, а мама родилась в Пекине. А встретились мои родители именно здесь, в бывшей столице Киргизской ССР – городе Фрунзе. А в России я довольно-таки часто бываю, в том числе и в Москве, так как являюсь одним из членов жюри международного конкурса «Романсиада». Так же ежегодно, в этом году уже в 5-й раз, выезжаю в составе киргизской делегации на Всемирные игры юных соотечественников, которые в этом году будут проводиться в мае-июне в городе Ханты-Мансийске. Поэтому Россия всегда со мной в душе. Отмечу в завершении, что ваша экспедиции – это радость для нас, это очень здорово! Она подчеркивает важность в наших отношениях, укрепляет дружбу. Сегодня у нас намечена встреча с соотечественниками. Думаю, вы тоже будете приятно удивлены, поскольку они тоже готовят вам творческую встречу. Как сказал великий Чингиз Айтматов, которому два дня назад мы открывали стелу, изготовленную российскими мастерами из Екатеринбурга в подарок Бишкеку, «киргизский и русский языки, как два крыла одной птицы, без одного крыла она не может взлететь». Поэтому я считаю, что и наши деды, прадеды совершили свои подвиги в те далекие военные годы, и это всё сказывается, - дорога у наших государств одна, и мы будем двигаться в этом направлении.
Современный этномир
Справочные данные
Информация
+ 7 (927) 289-71-52
Начать сотрудничество
Запрос цены